самие лутшие игры

2017-10-21 10:27




- Правда ли, что скоро мобильный телефон будет стоить как обычный? - Hе совсем. Обычный будет стоить как мобильный.


Пользуясь случаем хочу...






Дайте ложку, дайте вилку Я зарежу свою милку.


Преступление и наказание. Учителю посвящается. История не для брезгливых. В отделение челюстно-лицевой хирургии кто-то повадился воровать спирт. Регулярно. И перепрятывали и разливали в немаркированые сосуды, запирали на три ключа - всё насмарку. Вор или воры, очевидно, были хорошо осведомлены или же кто-то из своих и подворовывал . Заведующая отделением от отчаяния пошла жаловаться анестезиологу, опытному и знающему мужику, врачу от Бога, моему учителю. (Сенсей, ваш седой ученик кланяется и желает долгих лет жизни!) Тот подумал, отверг прибавку ядов, не убивать же придурка-алкоголика. Красители и добавки уже доказали свою неспособность остановить ворюгу. Что же делать? Они решили добавить суровый и бешено сильный рвотный медикамент. Сказано - сделано. Вор имел глупость отхлебнуть из бутылки прямо на месте преступления. Расплата наступила почти мгновенно, шагах в двадцати от кабинета старшей медсестры преступника стошнило, беспощадный рвотный раствор вывернул ему желудок в первый раз... Но далеко не в последний, смею вас уверить. Следующий эпизод, точнее, два, случились на лестнице, в вестибюле ему стало совсем дурно, он выронил сворованную бутыль и потерял кепку. Выбрался на улицу и побежал в лесок, благо тот был недалёко. Хотя как сказать...для вора путь в лесок показался вечностью. Дорога в лес была отмечена продолжающемся действием рвотного - вор отметился ещё раза три и забежал в лесок, доблёвывать. Тут я бы хотел отметить вот что - " Преступление и наказание", довольно толстая книга, была в этом случае сжата до одной страницы: своровал - выпил - вывернул кишки- закаялся даже думать об этом спирте. Порфирий Петрович у Достоевского не мог и мечтать о таком быстром наказании. И эффективном. Откуда я знаю? Да почитай уже лет 30 никто никогда не покушался на этот шайтан-спирт - себе дороже, однако.